artsdigital.ru

Бактериальный ожог плодовых деревьев меры борьбы

Бактериальный ожог плодовых культур

Родиной ожога плодовых считается Северная Америка. О его бактериальной природе стало известно лишь в 1878–1880 годах, когда был выделен возбудитель болезни — бактерия Erwinia amylovora (Burrille) Com.

Это одно из самых опасных заболеваний плодовых культур. Список поражаемых ожогом растений включает около 160 видов: абрикос, слива, малина, роза, земляника, ирга, кизил, грецкий орех, хурма, миндаль, боярышник, рябина и многие другие. Однако наибольший вред оно причиняет яблоне, груше, персику, айве, вишне, черешне.

В Кабардино-Балкарии мы выявили малопатогенный штамм Erwinia amylovora, специализирующийся на груше. Постепенное усыхание деревьев, особенно в горной зоне, обычно связывают с сильным повреждением грушевой медяницей. По-видимому, она является активным переносчиком инфекции. В результате скрещивания грушевого и залётных штаммов бактерий получился вирулентный и агрессивный штамм возбудителя. Для него благоприятны климатические условия Кабардино-Балкарии. Сочетание обильного дождя и сильного ветра способствует быстрому распространению ожога плодовых.

Вспышке болезни способствуют относительно тёплая, влажная зима с преобладанием положительных температур, а также дождливая весна с температурным оптимумом +18 °C и высокой относительной влажностью воздуха (выше 70 %). Выявлено, что бактерии жизнеспособны на больных растениях продолжительное время, устойчивы к высыханию и к действию солнечного света. В каплях экссудата на свету возбудитель болезни сохраняется в течение 32 ч, а в темноте более двух месяцев, в сухом экссудате – от 9 месяцев до двух лет. Возбудитель гибнет при воздействии температур в интервале 45-50°C в течение 10 минут.

Первые признаки проявления болезни отмечаются в основном на цветках, побегах, ветвях и плодах. Распускающиеся цветки и побеги внезапно увядают и чернеют. Поражённые листья чернеют и сворачиваются, но не опадают, а остаются на ветвях и выглядят как опалённые огнём. Кора размягчается, вздувается и растрескивается. Во влажную погоду на ней выступают капли жидкости — молочный экссудат. Затем он твердеет, желтеет, и, наконец, чернеет. Поражаются болезнью и зелёные плоды: на них появляются тёмные пятна, плоды чернеют, сморщиваются и отмирают.

Сходные симптомы болезни наблюдаются при заражении бактерией Pseudomоnas syringe, но в этом случае на поражённом участке не истекает экссудат. Инфекция быстро распространяется на более крупные скелетные ветви, затем охватывает штамб. У основания штамба и на корнях появляются водянистые коричнево-чёрные пятна, и дерево быстро гибнет.

Бактерии зимуют в покоящемся состоянии в поражённых ветвях. Весной с возобновлением сокодвижения они активизируются.

Инфекция распространяется ветром, каплями дождя, насекомыми, птицами, а также механическим путём. Она проникает в растение через устьица, чечевички в коре, нектарники цветков, ранки в тканях. Вытекающая через трещины жидкость вначале бесцветная, затем темнеет и застывает в виде капелек цветом от янтарно-жёлтого до тёмно-бурого.

С помощью насекомых — опылителей (пчёлы, осы, шмели и др.), инфекция попадает в нектарники, и при влажной погоде происходит заражение деревьев. Переносчиками инфекции могут быть насекомые с колющим или сосущим ротовым аппаратом: тли, цикадки, медяницы (листоблошки), клопы и другие, повреждающие ткани вегетативных и репродуктивных органов плодовых деревьев и кустарников. Предполагают, что насекомые – переносчики инфекции – являются ещё и резерваторами возбудителей болезней. Потенциальными переносчиками этой инфекции могут быть короеды.

Многие авторы считают, что возбудитель бактериального ожога жизнеспособен в почве только в течение 2-4 дней, затем не выдерживает конкуренции с другими микроорганизмами и погибает.

В природных условиях развитие болезни частично сдерживают некоторые грибы и бактерии-антагонисты, которые развиваются при неполном высыхании экссудата на ветвях. Однако это явление мало изучено.

Патологический процесс усиливается при использовании высоких доз азотных удобрений, поэтому от практикуемого осенью (в период листопада) опрыскивания деревьев 5 %-ным раствором мочевины (карбамид) против зимующей инфекции парши надо временно отказаться.

Известно, что при опрыскивании масляными эмульсиями против вредных насекомых увеличивается повреждение плодов бактериальным ожогом.

Растения наиболее уязвимы к болезни в период массового цветения, когда отмечается несколько вспышек болезни.
Меры борьбы: своевременная вырезка поражённых ветвей и дезинфекция срезов 3 %-ным раствором медного купороса. Побеги вырезают «на кольцо», захватывая значительный участок здоровой части побега или ветви, чтобы гарантировать удаление инфекции. После дезинфекции большие раны замазывают садовым варом. Обрезку ветвей необходимо проводить во время периода покоя у возбудителя болезни — осенью или ранней весной до активизации его жизнедеятельности. В этот период заметны границы больных и здоровых частей растения. Все срезанные ветки и сучья сжигают.

Инструменты для обрезки обязательно дезинфицируют. Для этого используют 5 %-ный раствор Формалина, 5 %-ный раствор карболовой кислоты, 0,5 %-ный раствор Хлорамина.

Установлено, что пятикратное опрыскивание бордоской смесью поражённых деревьев весной сдерживает развитие болезни. Первое опрыскивание 1 %-ным раствором медного купороса или 3 %-ной бордоской смесью следует проводить до набухания почек. Последующие опрыскивания в фазы зелёного конуса, разрыхления бутонов, розового бутона, а также после цветения 1 %-ной бордоской смесью значительно снижают вредное действие возбудителя.
Достоинством бордоской смеси является ещё и прилипающая активность на поверхности деревьев, тем самым увеличивается период защитного действия.

По мнению многих учёных и практиков ни один из методов (обрезка, дезинфекция раны, борьба с насекомыми — переносчиками инфекций) не дают заметного уменьшения заболевания без опрыскивания бордоской смесью.
В яблоневых садах в борьбе с ожогом широко используется препарат Фармайод, ВРК, путем опрыскивания деревьев в начале фаз зелёного конуса и розового бутона 0,05 %-ным рабочим раствором препарата. Осенью перед листопадом опрыскивание 0,1 %-ным рабочим раствором Фармайода снижает запас зимующей инфекции бактериального ожога плодовых.

В настоящее время допускается использование в саду против бактериального ожога плодовых Фитолавина, ВРК (1–2 л/га), с нормой расхода рабочей жидкости 1000 л/га. Обработку следует проводить в период вегетации в различные фазы: обособления бутонов, цветения, формирования завязи, плодов диаметром до 2 см, плодов диаметром 4–5 см.

Фитолавин совместим практически со всеми препаратами, в том числе и медьсодержащими, исключением являются препараты, содержащие живые культуры микроорганизмов. Последние применяют через 5–7 дней после Фитолавина. До наступления фазы розового бутона желательно неоднократно проводить опрыскивание Фармайодом или бордоской смесью, можно другими медьсодержащими препаратами, либо их баковой смесью с Фитолавином, далее по регламенту. В начале цветения плодовых деревьев следует использовать безвредный для пчёл Фитолавин. Очень важна также обработка в период начала роста побегов текущего года.

Ожог плодовых деревьев

Ожог плодовых деревьев – это заболевание, которое вызывается грамотрицательной, аэробной, подвижной палочковидной бактерией Эрвиния амиловора (Erwinia amylovora (Burril) Winslow et al.). Патоген вызывает быструю гибель зараженных растений. Инфекция поражает более 160 видов плодовых и кустарниковых растений. Наибольшее экономическое значение наблюдается у айвы, яблони, груши, вишни, черешни, персика. В России инфекция ранее носила карантинный характер. В последнее время ареал болезни увеличивается. [7] [3]

Описание

Бактериальный ожог. Описание болезни.

Заболевание — инфекционное, а потому чрезвычайно опасное. Возбуждается бактериями вида Erwinia amylovora, принадлежащего к роду Erwinia (Эрвиния) семейства Enterobacteriaceae (Энтеробактерии). Поражает растения семейства Розовые (Rosaceae, частенько употребляется ошибочный перевод — «Розоцветные»), причем страдают как культуры (и плодовые, и декоративные), так и дикоросы. Наибольшей восприимчивостью, к сожалению, «прославились» представители родов Груша (Pyrus) и Кизильник (Cotoneaster). Чуть-чуть выше устойчивость у представителей родов Айва (Cydonia), Боярышник (Crataegus), Мушмула (Mespilus), Пираканта (Pyracantha), Рябина (Sorbus), Яблоня (Malus). Почти 100%-ным иммунитетом к названным бактериям обладают представители родов Земляника (Fragaria), Ирга (Amelanchier), Малина (точнее: Рубус = Rubus), Роза (точнее: Шиповник = Rоsa), Слива (Prunus), в том числе Абрикос обыкновенный (Prunus armeniaca) и Абрикос сибирский (Prunus sibirica), Вишня (Cerasus) и Черешня (Prunus avium), а также, к счастью, Слива домашняя (Prunus domestica). Достоверные сведения про Черемуху обыкновенную (Prunus padus) пока не вошли в научный обиход.

Читать еще:  Осенняя обработка плодовых деревьев и кустарников от вредителей

«Исторической родиной» бактериального ожога считается Северная Америка — вспышка его на плодовых деревьях была впервые зафиксирована белокожими людьми в штате Нью-Йорк в конце XVIII века. Спустя приблизительно столетие (в 1882 году) этим вредоносным микроорганизмам присвоили имя и место во «всеобщей» классификации живых существ, обитающих на земном шаре. К тому моменту описываемая хворь распространилась в Канаде, в Мексике, в Гватемале и «шагнула» в Южную Америку (в Чили). Затем преодолела Тихий океан (очаги найдены в Новой Зеландии). А в середине 1950-х годов — и Атлантический. Теперь заболевание получило печальную известность в Бельгии, Великобритании, Германии, Греции, Дании, Ирландии, Люксембурге, Нидерландах, Норвегии, Польше, Словакии, Франции, Чехии, Швейцарии, Швеции. Через Кипр оно проникло в Африку (в Египет) и Азию (в Израиль, Иорданию, Ливан, Турцию). Пересекло государственную границу СССР: в 1989-м Армения была вынуждена уничтожить грушевые и айвовые деревья на площадях, измеряемых не одним десятком гектаров. «Триумфальное шествие» ужасной болезни по миру продолжается: в XXI веке она обнаружена на Бермудских островах и на острове Гаити, далеко за экватором в Зимбабве и гораздо ближе к СНГ — в Болгарии, Италии (Южной), Латвии, в странах бывшей Югославии… Деревья гибнут, урожай пропадает… Прибавьте еще необходимость затрачивать время и деньги, силы и труд на выкорчевывание садов (плюс их дальнейшее восстановление).

В «скорбный список» вошли уже и Украина, и Россия. В июне 2008-го сотрудниками кафедры молекулярной биологии биологического факультета БГУ выявлены бактерии Erwinia amylovora в материалах, привезенных из двух районов Минской области!

Традиционный взгляд на цикл развития болезни таков. В распускающиеся цветки попадают мельчайшие дозы переносчика бактерий. В его роли выступает пыльца с больного дерева или источаемый язвами на нем при сырой либо влажной погоде сок бело-молочного цвета — так называемый экссудат. (Он вязок и способен вытягиваться в тоненькие ниточки, которые легко рвутся и могут быть перенесены — на сотни километров! — ветрами, косыми дождями, летающими насекомыми, птицами и даже тлями.) Если относительная влажность воздуха, окружающего атакованное растение, близка к 70%, а температура превышает 18°C, бактерии стремительно размножаются и «ползут» из цветков сквозь цветоножки в ткани ветвей, вызывая их гниение и некроз с образованием мокнущих язв, открывающихся в атмосферу. С приходом следующей весны бактерии вновь активизируются, и язвы превращаются в источники дальнейшего распространения инфекции.

Заражение ветвей возможно также сквозь повреждения коры и листьев. Посему весьма опасны грозы, сопровождающиеся градом, не залеченные после зимы морозобоины, личная неловкость садовода в обращении с инструментами.

Кстати, не подвергшиеся дезинфекции инструменты, которыми обслуживалось больное дерево, тоже опасны. И черенки (для посадки или прививки), срезанные с него. И плоды, снятые с него. И ведро для их транспортировки к месту хранения. И поливальная вода, если таскать ее в этом же ведре…

Симптомы бактериального ожога

Симптомы для Груши таковы.

Поражение «стартует» с цветков. Весной они внезапно чернеют и вянут (но не опадают).

Аналогичную картину можете наблюдать с почками, не успевшими распуститься: потемнев, они засыхают (но не отваливаются).

Затем инфекция искажает облик молодых побегов (чернеют, начиная с кончиков, и неестественно изгибаются) и листьев (почернев, скручиваются, но на протяжении всего вегетационного периода остаются уныло висеть).

Заболевание скоренько «сбегает» по дереву вниз — и вот стоит оно, словно обугленное жадным пожаром…

Если уже появились плодики — вызреть им не суждено: почернеют-усохнут и они (не падая), и плодоножки (скрючившись).

Кора ствола и ветвей, составляющих «скелет» растения, размягчается и выпускает из себя капельки экссудата.

Ее кожица (в науке именуемая «эпидермис» или «эпидерма») отслаивается, порождая пузыри, а они лопаются, вследствие чего растрескавшийся больной участок коры легко отличить от еще здорового.
На срезе коры обнаруживается «мраморность» — специфический рисунок в красновато-коричневых оттенках.

Контур некротических язвочек и язв чаще подобен клину. На ветвях увидите быстрый прогресс габаритов и численности этих «клиньев», оттуда они без промедлений переходят на ствол.

Симптомы на Кизильнике сходны с перечисленными выше. Незначительные отличия подмечены только, пожалуй, в «мраморности»: цвет пораженной внутренней ткани — скорее светло-коричневый, а красноватость ослаблена.

На молодых побегах Боярышника, подвергшихся заражению и увядающих, листья после сморщивания часто могут покидать растение, а язвы (желто-коричневой окраски) возникнут лишь в следующем году. Кстати, в Великобритании экстенсивное распространение бактериального ожога плодовых деревьев связали именно с Боярышником, из разных видов которого устраивались плотные живые ограды вдоль множества железнодорожных и автомобильных трасс.

На заболевшей Яблоне листья приобретают, как правило, красно-коричневый цвет, а не черный. Скорость распространения симптомов вдоль ветвей — меньше, чем на Груше.

Казалось бы, диагностировать бактериальный ожог, опираясь на эти признаки, легко. Однако — ВНИМАНИЕ! — внешне он похож на бактериальный рак (синоним: некроз коры), который возбуждают бактерии вида Pseudomonas syringae (Псевдомонас сиреневый), принадлежащего к роду Pseudomonas семейства Pseudomonadaceae. Чтобы распознать истину, потребуются лабораторные исследования.

Меры борьбы и профилактики бактериального ожога

1. Выкорчевывайте Боярышник и дикорастущие плодовые растения, если найдете такие поблизости, ибо в них прекрасно могут сохраняться очаги инфекции.

2. В период цветения пятикратно обработайте свой сад антибиотиками (рекомендуются окситетрациклин, стрептомицин) или так называемой бордоской жидкостью — это небесно-голубой раствор медного купороса CuSO4 × 5H2O в известковом молоке Ca(OH)2. Приготавливая указанную смесь самостоятельно, озаботьтесь контролем ее кислотности. Она должна быть нейтральной (pH = 7,0). Излишек купороса обожжет опрысканные листья. Излишек извести снизит убийственную силу.

Читать еще:  Колоновидные сорта плодовых деревьев

2а. Взамен бордоской жидкости можно применить другие фунгициды, содержащие медь Cu.

2б. Примите к сведению печальный факт: регулярное обрызгивание такими химикатами садов в штатах Вашингтон и Калифорния привело к мутациям бактерии Erwinia amylovora, в результате которых появились ее разновидности, устойчивые к этому методу защиты.

3. Подавляйте деятельность живых переносчиков экссудата.

4. Если не удалось избежать инфицирования, но замечено оно своевременно, — срежьте все ветки на расстоянии не менее 20 сантиметров от пораженного места. Обрезки сожгите тут же.

5. Если видите, что обрезкой дерево спасти уже не удастся, — выкорчуйте его и сожгите, никуда не удаляясь от ямы.

6. Дезинфицируйте инструменты и тару.

7. Не покупайте посадочный материал в зонах, где выявлены очаги этого заболевания (Белгородская, Воронежская, Калининградская, Самарская, Саратовская, Тамбовская области, а также Карачаево-Черкесская Республика в России, Мядельский и Узденский районы Минской области Республики Беларусь).

8. Новые сорта плодовых культур могут обладать повышенной стойкостью к бактериальному ожогу. Обязательно поинтересуйтесь этой характеристикой, когда вознамеритесь приобретать саженцы.

Бактериальный ожог – что делать, если дерево “сгорает”

Добавление статьи в новую подборку

Бактериальный ожог стал напастью для владельцев груш, яблонь и других плодовых растений. Опасная болезнь способна уничтожить целый сад, поэтому бороться с ней нужно на начальном этапе.

Доводилось ли вам замечать на грушах, яблонях, сливах и других плодовых деревьях очаги поражения черного или темно-коричневого цвета? Причем некротические пятна заметны не только на отдельных листьях, а также на ветках и даже стволах. Это признаки бактериального ожога – опасной инфекционной болезни, с каждым годом поражающей все больше и больше деревьев.

Как происходит заражение бактериальным ожогом

Первые случаи бактериального ожога (“антонова огня”) были зафиксированы в XVIII веке. За 150 лет болезнь распространилась по всему миру, и теперь ни один сад не защищен от нее. Возбудителем являются бактерии, которые распространяются от больных деревьев к здоровым, особенно при умеренной температуре (больше 18°C) и повышенной влажности. Причем поражаются как старые, так и молодые деревья.

Чаще всего от “антонова огня” страдают кизильник, боярышник, айва, груша, яблоня, ирга, рябина. Инфекция развивается и на таких растениях, как земляника, малина, роза, вишня, слива, черешня, абрикос и многих других.

Наиболее уязвимые к бактериальному ожогу сорта груш – Конференция, Бере Гарди, Фаворитка, Лукашовка. Из яблок чаще всего заражению подвержены сорта Айдаред, Антоновка, Голден Делишес.

Признаки бактериального ожога

Прежде всего болезнь можно обнаружить на цветках – они становятся темно-коричневыми и постепенно опадают. Веточки и молодые побеги покрываются водянистыми темными пятнами, их кончики чернеют (будто опаленные) и загибаются. Листья груши чернеют, а яблони – буреют от кончиков к основанию, скручиваются и висят, словно пожухлые или обгоревшие.

Заболевание быстро “перескакивает” с одного дерева на другое, и со временем сад приобретает вид пожарища. Плоды, если и завязываются, то сразу темнеют, засыхают и висят до поздней осени. Кора ствола и веток становится мягкой и покрывается сетью мелких белых капелек, которая быстро становится янтарно-желтой и похожей на плесень. Кора пузырится и трескается, становится “мраморной” – красновато-коричневой со странным узором. На ветках появляются клиновидные язвочки, перетекающие на ствол.

Если с бактериальным ожогом не бороться, за 1-2 сезона болезнь оставит от вашего сада только “угольки”, и деревья придется выкорчевать и уничтожить.

Неопытному садоводу обнаружить болезнь бывает непросто:

  • во-первых, она распространяется по дереву сверху вниз. Если груша или яблоня старая и высокая, то бактериальный ожог обычно замечают, уже когда поражено больше половины дерева, и спасти его почти невозможно;
  • во-вторых, симптомы принимают за обычную нехватку влаги и начинают обильно поливать дерево, усугубляя развитие заболевания;
  • в-третьих, бактериальный ожог путают с некрозом коры (бактериальным раком). Установить характер болезни можно только при помощи лабораторных исследований.

Профилактика бактериального ожога

Любую болезнь проще предотвратить, чем лечить. В полной мере это относится и к бактериальному ожогу. Что рекомендуют сделать для профилактики:

  • выкорчевывайте дикорастущие плодовые деревья и боярышник в радиусе 100-150 м от вашего сада. Все эти растения – потенциальные очаги заражения и носители болезни;
  • регулярно обрабатывайте сад инсектицидами – так вы не только избавите его от вредителей, но и уменьшите риск занесения бактерий извне;
  • постоянно осматривайте верхушку деревьев, листья, побеги и цветы – обнаружив болезнь на ранней стадии, вы еще сможете ее победить.

Меры борьбы с бактериальным ожогом

Успех в борьбе с бактериальным ожогом зависит от того, на какой стадии вы обнаружили болезнь и как быстро начали лечение. Мы расположили меры борьбы в зависимости от степени поражения растения от простейших до самых радикальных:

  • при первых признаках заболевания удалите ветки “на кольцо” и сожгите их. Место среза обработайте 1%-ным раствором медного купороса (100 г на 10 л воды) или 0,7%-ным раствором железного купороса (70 г на 10 воды);
  • против возбудителя болезни эффективными оказались 5%-ный раствор Азофоса, антибиотики рифампицин (50 мкг/мл), гентамицин (50 мкг/мл), стрептомицин (50 мкг/мл), хлорамфеникол (50 мкг/мл), канамицин (20 мкг/мл) и налидиксовая кислота (20 мкг/мл). Дозировка: 1-2 таблетки/ампулы на 5 л воды. Такого количества хватит на 8-10 молодых деревьев. Лучшее время для обработки – май-июнь;
  • при обнаружении болезни в период цветения 3 раза с интервалом в 4-5 дней обработайте сад антибиотиками (стрептомицин, тетрациклин) из расчета 1 000 единиц на 10 л воды;
  • осторожно обработайте дерево 1%-ной бордоской жидкостью. Обилие купороса сжигает листья не хуже бактериального ожога. Проведите 7-8 обработок медьсодержащими препаратами (0,5-0,7%) или 5 обработок Абига-Пиком с концентрацией раствора для яблони 0,3-0,4% и 0,4-0,6% – для груши. Такие обработки наиболее эффективны в начале появления соцветий, во время цветения и после его окончания;
  • крайняя мера – выкорчевывать и сжечь больное дерево. То же самое, увы, придется проделать и с деревьями в радиусе 5 м, даже если они пока выглядят здоровыми. Сжигайте их на месте, не разносите заразу по саду. После работы с больными деревьями продезинфицируйте инструменты “карболкой” или формалином.

Бактериальный ожог – очень неприятное и сложное заболевание, поэтому решающую роль в борьбе с ним играют раннее обнаружение симптомов и своевременное лечение заболевших растений. Поражение деревьев “антоновым огнем” – совсем не приговор, если вы ухаживаете и следите за своими посадками.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector